Тайны Валахии: Дети Ночи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайны Валахии: Дети Ночи » Исторический центр города » Центральная улица


Центральная улица

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s57.radikal.ru/i158/0808/13/f001c3fbc55e.jpg
Самая широкая улица города. Булыжные тротуары, отгорожены от проезжей части невысоким бордюром. По обеим сторонам улицы возвышаются здания магазинов и кафе. На цлице всегда много народа и машин. По вечерам главную магистраль освещает свет электрических фонарей.

0

2

>>> Монастырь св. Екатерины

Чтобы сесть на такси, Микаэлю п о шоссе, чтобы никто в монстыре не знал, что отец-настоятель решил ночью куда-то отлучиться. Въехав в черту города, Микаэль обернулся назад, словно помахав мысленно на прощание рукой самому себе, оставшемуся там, за темной оградой монастырского кладбища. Здесь, далеко от обители, отец Микаэль снова превращался в Мико - юношу, бежавшего из родной страны в надежде найти пристанище в незнакомом городе. Этот город оставался для него незнакомцем и по прошествию пяти лет. Микаэль чувствовал, что, теряясь в толпе на этих освещенных искусственным светом улицах, он терял возможность возносить молитвы Господу, но в то же время получал новые силы и возможность - представал пред очи нового божества, не такого могущественного, но способного завладеть, загипнотизировать и исполнить желания. Этим божествм была электрическая ночь. И Мико видел, как она сейчас, когда на улицах становилось все темней, облачалась в световые покровы подсветки, надевала длинные жемчужные бусы дорожных фонарей, но он - Мико, раб белых демонов - все еще мог видеть сквозь эти фальшивые одеяния - он видел самые тонкие, замые потаенные шрамы этой распутной богини - зажигающиеся за пеленой светового загрязнения холодные звезды.
- Куда едем? - осведомился водитель, когда машина въехала на одну из центральных улиц.
Микаэль несколько секунд не мог собраться с мыслями и ответить - он был слишком растерян и поглощен созерцанием уязвимости ночи, слишком увлечен молитвой, которая хотя бы на это короткое время должна была избавить его от греха.
- Высадите на главной улице,- наконец бросил он. У него не было определенного плаан действий - ему хотелось просто проникнуть в эту ярко расцвеченную тайну - только на сегодня.
Автомобиль затормозил у тротуара, и Микаэль, расплатившись, вышел. Пронизывающий ветер тут  же обнял его, заставив вздрогнуть - одежда его не слишком подходила для такой погоды, но Микаэля это не смутило ничуть - он был готов к холодному приему, и принимал страдания тела (пока, может, не страдания, но неудобства) с готовностью и почти фанатичной радостью. Богиня Ночь принимала свою жертву во искупление грехов.
Когда машина отъехала, Микаэль засунул руки поглубже в карманы плаща и двинулся бесцельно вперед по тротуару, не глядя на встречных людей.

0

3

>>> Квартира Эржебет Надашди.

Её вынесло на центральную улицу, оживлённую даже поздним вечером. Оркестр гремел, заполняя прекрасной мелодией всё вокруг, завораживая и опьяняя... Эржебет кружила по тротуару, подобно фантасмагоричной птице, и полы шубы мягкими крыльями кружили вокруг неё...
"Незнакомцы в ночи, обмениваемся взглядом... Столкнувшиеся в ночи, и это был шанс..."
Она пела, следуя манящему голосу, и прохожие останавливались, околдованные необыкновенной грацией и лёгкостью движений танцующего вампира, улыбались и провожали её вглядами... Проезжающие машины мигали фарами, сигналили, но Эржебет не видела никого и ничего, не слышала обращённых к ней слов...  Вся во власти мелодии, она растворилась в ней, стала частью её, её душой, её воплощением...
"Что-то в твоих глазах, что приглашали... Что-то в твоей улыбке было так захватывающе... Что-то в моём сердце сказало, что ты должна быть моей..."
Ночь... Древняя, бесконечная... Взяла город в плен, укрыла колдовским пологом... Где-то в этой ночи кто-то ещё незнакомый ищет её и ждёт...
"Незнакомцы в ночи, два одиночества... Мы знаем, что любовь была только взглядом... Любовники с первого взгляда, влюблённые навсегда... Это было так верно для незнакомцев в ночи..."

0

4

Погруженный в свои мысли, Микаэль подскользнулся на мокром тротуаре и чуть не упал. Какой-то человек быстро подхватил его под руку, помогая устоять на ногах. Микаэль поднял на него глаза - мужчина, ничем не примечательный, смотрел на него с беспокойством и - как на секунду показалось Микаэлю - с некоторой долей отвращения - конечно, едва ли человек в адекватном состоянии так споткнется на ровном месте.
- Благодарю вас,- Микаэль высвободил свой локоть и поспешил от незнакомца прочь - сейчас ему не хотелось ни отвечать на вопросы - пусть даже самые невинные, ни завязывать беседу, ни даже выдерживать на своем затылке чей-то взгляд.
Он быстро свернул с главной магистрали в менее людный проход, прошел немного вглубь, где было темнее, чем повсюду вокруг, и прислонился спиной к стене, опустил голову - сердце в груде бешено колотилось. словно он преодолел огромное расстояние бегом. Чувство было похоже на панический неконтролируемый страх - наверное, так чувствует себя олень в лесу, почуяв хищника - отец Микаэль понятия не имел, что вызвало такую реакцию, но каким-то краем сознания понял - опасность совсем близко...

0

5

Белые крупные хлопья снега хороводом хрустальных граней сыпали с неба, возникая в свете фонаря словно из ниоткуда... Она подставляла ладони, ловя их, смеялась, словно ребёнок... Снег серебристым пухом ложился на чёрные волосы, таял на длинных ресницах...
Эржебет стояла под фонарём, подняв голову и глядя на мерно падающий снег, когда очередной порыв ветра донёс до неё знакомый запах. Она изумлённо повернулась в ту сторону, откуда пришёл ветер, ища глазами отца-настоятеля. Она не могла ошибиться... Однако никого даже похожего Эржебет не видела. И медленно двинулась по улице, следуя за запахом, столь неуместным здесь. Какая нелёгкая занесла нелюдимого настоятеля в Арджеш? Безотчётно идя по следу, Волчица перебирала в уме все возможные варианты ответа, но мозг отказывался выбирать хотя бы один. Он вновь и вновь, с упорством, достойным лучшего применения,  прокручивал мелодию, постоянно отвлекал её, находя всё новое и новое "удивительное и восхитительное"... Пожилая пара, степенно прогуливающаяся по тротуару, с такими похожими лицами, какие бывают только у людей,  проживших вместе не один десяток лет... Стайка детей, пробежавших мимо, со смехом и гвалтом... Старое здание начала двадцатого века, несколько нескладное и претенциозное, но такое наивно прелестное и уютное... Горшок с геранью в окне, с белой шапкой цветов...
А голод гнал хищника вперёд, на столь заманчивый запах добычи, и резкий солоноватый вкус крови уже таял на губах предвкушением, обещанием...
Эржебет остановилась, повела головой, определяя направление. Ветер стих, но запах остался, отец Микаэль был рядом, совсем рядом... Она сделала шаг назад, бросила взгляд в переулок.
Вот он. В густой пелене темноты...
И тень... В другом конце переулка... Застывшая, неподвижная... Едва заметные сполохи красного... Молодой. Даже прятаться ещё не умеет... Тень попятилась, растворяясь в ночи, уступая ей право на добычу. Эржебет шагнула вперёд, за мгновение сократив расстояние между собой и настоятелем. Нет уж, брат, этот - мой. И принадлежит мне.
- Падре? - тихо спросила Эржебет, хотя отлично знала, кто перед ней. Печать Кали погасила чувство голода, отдав Волчицу на растерзание переклинившего мозга, и тот тут же заявил, что бледный, невзрачный священник, не вызывавший у трезвой Эржебет даже гастрономического интереса, - самое прекрасное существо на свете.

+1

6

Микаэль медленно поднял голову и тут же лицом к лицу столкнулся с той, кого совсем недавно проводил от собственных дверей.
Она была частью того мира, который Микаэль надеялся на сегодня оставить за спиной, и потому он сперва отпрянул, надеясь еще скрыться в темноте переулка - тяжелее взглядов незнакомца может быть лишь взгляд того, кто знает тебя так хорошо, как ты, возможно сам себя не знаешь - во всяком случае, именно такое впечатление производила на него всегда Эржебет.
Но неожиданно он почувствовал в ней нечто иное - глубоко незнакомое ему, и пугающе-притягательное - нечто, что раньше, облаченный в рясу священиика, он предпочитал не замечать - или это она не показывала ему эту сторону своей сущности.
казалось, тьма, которая всегда пропитывала ауру этой женщины, здесь, в темном переулке, где Микаэль больше не был отцом Микаэлем и находился вне корящего, но безопасного оплота монастыя, сгустилась и стала почти осязаемой. Но это ощущение отнюдь не было неприятным - скорее наоброт, оно была как неуловимый запах возбуждения, возникающий между теми, кто почти незнаком друг с другом, но идеально друг другу подходит.
- Госпожа Батори,- медленно выговорил Микаэль,- прошу вас, не называйте меня так. Здесь я вовсе не падре.

0

7

Эржебет рассмеялась, глядя на священника  с нескрываемым восхищением и нежностью. Вырванный из привычной, хотя и мрачной, среды отец-настоятель казался потерявшимся мальчуганом, испуганным и растерянным.
- Хорошо... - она запнулась: называть настоятеля как-то иначе было непривычно и... неправильно... Эржебет вздохнула и попыталась собраться в мыслями. Мысли тут же разбежались, словно стадо овец от прыгнувшего в середину их скопища волка. - Хорошо, ммм...Миклош...  Вы ведь не возражаете, если я буду называть вас "Миклош"? Нет?
Волчица чувствовала его страх, хотя не понимала его причину. Из всей диаспоры вампиров только она не представляла опасности для него: она была крайне заинтересована, чтобы Миказль оставался настоятелем монастыря, а следовательно - человеком.  То, что священник не знал, что она - стригой, Эржебет в данный момент не понимала. Она свято была уверенна, что в раю, где она сейчас находится, люди и вампиры живут мирно и любят друг друга.
Эржебет ласково взяла священника за руку и недоумённо выгнула брови - рука была чуть теплее её собственной, ледяной от природы.
- Вы совсем продрогли, Миклош... - в лёгкой укоризной в голосе сказала Эржебет. - Пойдёмте! У меня неподалёку магазин, я угощу вас кофе.

0

8

Он не знал, как объяснить ей, что холод, сковавший его тело - это не тот холод, в котором может быть повинна погода или неверный выбор одежды. Сейчас, посреди темного переулка, ощущая кожей лед ее рук, он чувствовал себя едва ли не одной из тех холодных звезд, которыми так гордилась бархатная ночь. Он был ослепительно одинок, но в то же врем частью чего-то огромного и почти притягательно пугающего.
Микаэль поднял взгляд и встретился с глазами Эржебет - кажется, она назвала его каким-то странным именем, явно ему не принадлежавшим, но в то же время неуловимо-знакомым.
Ему хотелось сейчас больше всего сделать все вокруг хоть немного более четким, навести фокус - для этого ему нужна новая доза..
Мысль эта - сокрушительно-приземленная, привела его в чувства. Он снова взглянул на Эржебет, скинув с себя оцепенение, словно проснувшись от неглубокого, но лихорадочно-яркого сна, и улыбнулся ей.
- Я и правда немного замерз,- выговорил он мягко и ровно, словно и не было только что этих мучительных видений,- я всегда хотел побывать в вашем магазине.

0

9

- Значит, в эту дивную ночь, подаренную нам богами, сбудется хотя бы одна ваша мечта... - Эржебет чуть наклонила голову к плечу, лукаво сверкнув глазами. - Идёмте, пока туристы до парка не добрались. Не хотелось бы объяснять им, что я не собираюсь работать. Они не всегда это понимают... Особенно американцы и русские.
Она потянула Микаэля за руку, подальше от опасного в это время суток уединения и темноты, в искристую сеть снегопада и сияние фонарей. Тьма провожала их бездонной чернотой глаз, молча, равнодушно, хищно... Отпускала в море света и шум голосов, в зыбкое забытьё крадущейся на мягких лапах ночи... Пока ещё отпускала...
Пока часы на ратуше не пробили полночь...

Глухо, безжизненно дрогнула стрелка часов, отозвавшись ударом сердца. Она услышала, как напряжённо скрипит старый механизм, как поворачиваются огромные шестерни... И с первым же ударом почувствовала, как паутина под кожей сжимается, возвращаясь к своему источнику, освобождая тело и сознание. Всё стремительней чёрные нити стекались к чёрному лотосу, и на мгновение серые глаза стригоя налились первозданным мраком. Её день  кончился... Однако, голод не спешил как-то проявлять себя, заглушённый таблетками, а состояние эйфории только усилилось от осознания свободы.
- Полночь... - довольно улыбаясь, обернулась Эржебет к священнику. - Этот день уже прошёл.
И буквально потащила за собой отца Микаэля сквозь гуляющую толпу...

>>> Магазин сувениров "Приятные мелочи"

0

10

Он, впрочем, не особо сопротивлялся - ночь вступила в свои права, и Микаэль безропотно принял условия игры - много лет назад, в Семье, которую он так безоглядно предал, его научили безоговорочно подчиняться, и сейчас, в густой темноте улицы, он был готов и рад подчиняться.
Ощущение своей руки в ледяной руке Эржебет было сродни чувству защищенности, которую чувствует ребенок, которого наказывают за проступок - это была рука, способная нанести удар, но микаэль не боялся, а скорее наоборот - ожидал этого.

>>> Магазин сувениров "Приятные мелочи"

0

11

--- Подворотни
Быстрей, быстрей, быстрей..пока не напоролась на полицию, иначе придется выслушать лекцию о падении нравов. - Сесиль стучала каблуками по скользким тротуарам, уверенно направляясь в сторону университетского общежития. Было уже довольно поздно, так что редкие прохожие не могли не обратить внимание на странную полураздетую девушку в мужском пиджаке, шлепающей прямо по центральной улице.
Только бы не напороться на полицию и на кого-о из преподов, проблем не оберешься... - несмотря на то, что она страшно замерзла, Мари больше волновалась о том, как ей придется сдавать зачеты, чем о том, что она может простыть и скорее всего простынет.
Интересно все-таки, что там случилось, в баре... Наверняка это уже появилось в новостях, добегу до комнаты, сразу залезу в инет
---Университетские общежития

0


Вы здесь » Тайны Валахии: Дети Ночи » Исторический центр города » Центральная улица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC